Мое путешествие в Америку-4

 

Отель, в котором я работала, находился недалеко от аэропорта: обычная транзитная гостиница среднего класса. В мои обязанности входила ежедневная уборка номеров – уборка пыли, смена постельного белья, комплект новых полотенец, новый чай и кофе на чайный столик. В принципе, работа была нетрудная и нетяжелая – восемь-девять часов в день, шесть дней в неделю.

Каждое утро работодатель забирал меня и моих соседок от подъезда дома и отвозил на работу, каждый вечер отвозил обратно. За это он брал 1 доллар в день – вдобавок к тем отчислениям, которые шли ему за каждый отработанный студентами час. Без машины же было не добраться: на юге США система общественного транспорта в небольших городах практически не развита, во всяком случае, в Чарльстоне ходило всего несколько автобусов на весь город. 

Город же нам очень понравился. Чарльстон – один из четырех самых первых городов Америки, в нем снимался фильм «Унесенные ветром». Это небольшой, по американским меркам старинный город, расположенный на полуострове в глубине океанской бухты. Дома там в основном частные, двух-, трехэтажные, по-южному уютные. Есть набережная, городской музей, океанариум. В городе чувствуется атмосфера американской провинции, американского юга. Ежевечерние прогулки по Чарльстону остались одним из моих лучших воспоминаний из всего путешествия в Америку.

Главное неприятное воспоминание, напротив, связано с работой. Не прошло и двух-трех недель, как мы поняли, где допустили свою главную ошибку во всем путешествии: программа, по которой мы поехали, не зря называется Work-and-Travel. Первая часть названия – Work, работа, — занимает две трети всей поездки. И работа эта, после двух-четырех курсов университета, кажется до ужаса скучной.

Все повторялось изо дня в день: дорога в гостиницу, расписание заданий, одинаковые комнаты, одинаковые действия в каждой из них. К концу третей недели я начала считать оставшиеся дни. Ежедневно я смотрела на часы, радуясь каждому убежавшему часу. Монотонность и однообразность работы в гостинице была практически невыносима – подумайте об этом, прежде чем решаться на Work-and-Travel. Сезонная работа хороша по многим причинам, но неквалифицированность такого труда быстро дает о себе знать.

Словом, первые два месяца моего путешествия в Америку прошли в скучнейшей работе и в борьбе с работодателем, который то выставлял счета за жилье, то брал плату за перевозки, то вообще выдал зарплату меньше, чем выходило по моим подсчетам. Вот еще один хороший совет: на почасовой сезонной работе делайте записи за каждый день, отмечая количество отработанных часов и положенную вам зарплату. Когда в конце первых двух недель моя зарплата оказалась меньше, чем следовало, я достала блокнотик и попросила распечатку часов в гостинице – работодатель не стал спорить, и доплатил, что полагалось.

Хорошо еще, отправляясь в Америку или в какую-либо другую страну на сезонную работу по какой бы то ни было программе, внимательно изучить свои права. Это в принципе полезно всегда, но в другой стране особенно. Вспоминается один случай: двое студентов, работающих на нашего работодателя, были недовольны то ли работой, то ли зарплатой, и захотели уехать в другой город, устроиться на другую работу. Работодатель сказал коротко: вы нарушаете контракт, платите мне 300долларов с человека, или я позвоню в миграционный отдел и аннулирую вашу визу. Студенты помялись, и заплатили – а между тем, еще на собрании в Москве нам говорили, что в случае, если работодатель платит вам меньше, чем должен по джобоферу, или дает меньшее количество часов, он первый нарушает контракт – и никаких «отпускных» вы платить не должны, вы не в рабстве. В конце концов, в подобных случаях всегда можно позвонить фирме-организатору в Россию, или их партнерам в самой Америке, и выяснить подобные правовые вопросы – но не платить просто потому, что кто-то решил, что вы должны.

Подобные нюансы мы узнавали непосредственно на практике. Когда к середине июля выяснилось, что после оплаты жилья, машины, питания, с зарплаты остается всего ничего, и работать дольше в принципе бессмысленно, встал вопрос о том, чтобы уехать. И вот тут-то мы и подняли свой джобофер, а заодно и бумажки «права участника Work-and-Travel». Фактически, уезжая на месяц раньше срока, мы тоже нарушали контракт – но к этому времени уже накопилось много разных мелочей, которые можно было бы поставить работодателю в упрек. Мы приготовились к контратаке, но работодатель не стал спорить – и в начале августа мы начали вторую часть программы Work-and-Travel– путешествие. 

Похожие статьи