Мое путешествие в Америку-3

 

Первое, что удивило меня в Атланте, был воздух: только выйдя из аэропорта, мне показалось, что в этом городе совершенно нечем дышать. Атланта находится на юге Америки, климат там уже южный, в воздухе очень большая влажность. То же самое потом повторилось в Чарльстоне, который находится на побережье Южной Каролины: первые несколько дней дышать было невыносимо, хотя потом к этому привыкаешь.

В Атланте мы находились недолго. Заранее узнав маршрут, на метро из аэропорта мы доехали до автовокзала, где купили билеты на автобус до Чарльстона. Автобус шел 8 часов с  одной пересадкой, но пересадки были отлажены, и ждать не пришлось. Утром 1 июня мы приехали, наконец, в Чарльстон, и с автовокзала позвонили работодателю. Я объяснила, где мы находимся, и кто мы такие – и через пятнадцать минут он приехал.

Сразу было два сюрприза: во-первых, работодатель несколько раздраженно спросил нас, почему мы приехали так поздно, все рабочие места уже разобраны, он ждал нас неделю назад. Во-вторых, спросил он это на русском – работодатель оказался выходцем из одной из бывших советских республик, о чем по почте он нас почему-то не предупреждал.

По поводу времени прибытия мы удивились крайне: несколько месяцев мы писали, что приедем 1 июня, и никак иначе. По поводу работы тем более – у нас же контракт. Но сюрпризы на этом не закончились: работодатель назвал заработную плату, ниже, чем мы договаривались, и, главное, что-то очень туманно объяснял с жильем – мол, пока я везу вас в большой дом, поживете в большой комнате, потом посмотрим…. В джобофере было прописано, что жить мы будем в комнате на двух человек, поэтому подобные разговоры нам, конечно,  очень не понравились.

И еще больше все это нам не понравилось, когда на месте выяснилось, что такое «большой дом» и «большая комната»: загородный съемный коттедж, где во всех комнатах жили студенты из России, Колумбии, еще откуда-то. Нас поселили в комнату на шестерых человек – большое просторное помещение, и шесть матрасов на полу. Первую ночь мы были слишком уставшие, чтобы протестовать, но на завтра начали бороться.

Прежде всего, мы достали джобофер с подписью работодателя, и четко и коротко объяснили, под чем он сам подписался: другое жилье, наличие работы, другая зарплата. Сказали, что у нас есть телефоны фирмы-организатора, есть телефоны представителей программы Work-and-Travel в Америке, и мы обязательно туда позвоним, если он не выполнит всех условий. Для работодателей это не выгодно, поскольку в таком случае они могут попасть в черный список работодателей, и в следующее лето фирмы-организаторы просто не пустят к ним других студентов. Словом, несколько дней шла война.

Потом ситуация начала налаживаться. Работодатель нашел-таки нам работу – и успешно находил её всем, кто приезжал после нас. Зарплату поднял, но попросил не говорить об этом другим студентам – мол, у всех в джобофере написаны разные суммы, я им плачу меньше, раз они на меньшее согласились. Наконец, решился вопрос с жильем – на первое время нас поселили в придорожный мотель недалеко от гостиницы, где мы работали, а оплату вычли из тех денег, что мы должны были бы платить работодателю за жилье.

Чуть позже, где-то через неделю, мы переехали в освободившуюся комнату в центре города – в дом со квартирами-студиями студенческого типа. В нашей квартире было две комнаты – наша, и вторая, где жили три тайские студентки, работающие в той же гостинице, что и мы. Иначе говоря, на первых порах права свои мы отстояли, война с работодателем кончилась, отношения начали налаживаться. И потянулись рабочие будние.

Похожие статьи